Это не лечится. Эксперты — о мании убившего двух эскортниц Варакина - Медицина и здоровье
Психология

Это не лечится. Эксперты — о мании убившего двух эскортниц Варакина

Год заканчивается чудовищным случаем: бывший пациент психушки маньяк Варакин, отсидевший за двойное убийство, вновь взялся за старое. Жертвы — две девушки, одну из которых он обезглавил. По данным SHOT, Варакин сообщил на допросе, что эскортница, с которой он был в отеле, предложила ему наркотики. Это его разозлило, и он перерезал ей горло, а потом обезглавил. А до этого он встретился с другой девушкой, которая его тоже сильно не устроила, и он ее убил. Aif.ru спросил у экспертов, можно ли «вылечить» маньяка? Ведь Варакин, как пишут СМИ, некоторое время находился на лечении в спецклинике.

Психические расстройства не лечатся

Психические расстройства или психические заболевания не лечатся, врачам удается достичь только стойкой ремиссии в отдельных случаях, говорит aif.ru руководитель Центра правопорядка в Москве и Московской области, председатель совета директоров Научно-диагностического центра клинической психиатрии Александр Хаминский. Излечить можно легкую степень депрессии, легкие невротические расстройства. А все, что начинается со средних по тяжести состояний, лечению не поддается. И вопрос здесь в том, насколько критически человек относится к своему состоянию, может ли сам себя обслужить. 

Второе — насколько он в таком состоянии может быть опасен для общества, перечисляет эксперт. В большинстве случаев психически больной человек — это проблема семьи, которая должна обеспечить уход, контроль со стороны врачей и не допускать отрицательной динамики. Но когда это касается убийств с особой жестокостью, цинизмом или массовых убийств, то семья не справится. К людям, чьи криминальные проявления душевных расстройств приводят к таким трагедиям, могут применяться абсолютно различные способы воздействия и после отбытия срока.

Пока непонятно, как Варакин отбывал наказание, какую его часть он находился в исправительном учреждении, а какую — на принудительном лечении, поясняет Хаминский. Бывает так, что лечение назначают изначально, а бывает, что уже во время срока. В таком случае заключенного отправляют в закрытую психиатрическую больницу, и каждый день пребывания там приравнивается к одному дню отбывания лишения свободы в исправительной колонии. 

«Независимо от того, сразу он попал в закрытый психиатрический стационар или его туда перевели из колонии, в любом случае его должны были периодически подвергать психиатрической экспертизе, — говорит Хаминский. — То есть первое обследование проводится через полгода. Потом этот срок может удлиниться до года, но в зависимости от реального состояния можно проверять и чаще».

Вдруг выздоровел?

Каждый раз, продолжает эксперт, когда проводится такая экспертиза либо освидетельствование, заключение подписывает комиссия специалистов. И за это заключение члены этой комиссии должны нести ответственность.

«Перед вами преступник, который 13 лет назад убил двух девушек, заставших его за кражей их вещей, — обращается к врачам Хаминский. — У него диагностировали психическое расстройство. Суд не установил, что он был в состоянии аффекта либо в другом психическом состоянии, не контролирующем поступки. Но тем не менее наличие психического заболевания стало одним из поводов для совершения убийства. Вопрос врачам, которые его освидетельствовали: вы что, увидели, что он вылечился? Все симптомы скрытой агрессии, позывов к совершению убийств, включая особую жестокость и особый цинизм, пропали? То есть столько лет это в нем было, вы его держали в специальном стационаре, а потом он вдруг выздоровел?»

После отсидки, задается вопросом Хаминский, получается, можно просто выйти на свободу с чистой совестью? Но даже по окончании срока, если есть к тому основания, суд может продлить принудительное лечение.

«Все, Варакина поймали, — констатирует Хаминский. — Суд сейчас примет решение по мере пресечения, и когда будет рассматривать дело по существу, ему мало не покажется. Но ведь эти девушки могли бы быть живы».

Есть психически больные люди, которые должны все время быть на учете, потреблять психохимические препараты, чтобы не было рецидивов, говорит aif.ru доцент Института психологии и образования Казанского федерального университета, кандидат психологических наук Рамиль Гарифуллин. К сожалению, иногда получается так, что по разным причинам больные не придерживаются регулярного потребления лекарств и уходят от контроля.

Жертвой мог быть кто угодно

«Скорее всего, „недосмотрел“ какой-то психиатр, у которого этот человек был подэкспертным, — считает Гарифуллин. — Такие решения часто бывают субъективными, диагностика психических нарушений зависит от мастерства и интуиции психиатра. Но вообще нужно до конца прояснить ситуацию. С одной стороны, возможно, он просто отбился от рук и не принимает лекарства, не наблюдается у врачей, и поэтому начались приступы. С другой — сбежал из лечебного учреждения».

А что касается выбора жертв, то у него есть какая-то психотравма, связанная с проститутками, считает Гарифуллин. Он пытается завершить какую-то свою историю и получить облегчение.

«У маньяков часто так бывает. Их жертвы всегда с определенными признаками», — говорит эксперт. 

Преступник, у которого есть проблемы с головой, продолжает Хаминский, с психикой, рисует себе определенный портрет жертвы. То, что это проститутки, — это его воля, он увидел в них своих врагов либо некое свое предназначение по искоренению этого явления. Психологических тормозов у таких людей, как Варакин, нет. И на месте этих девушек мог бы быть кто угодно — например, врачи, учителя. Его больной мозг выбрал женщин этой социальной группы.

Оцените материал










По материалам: aif.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы